неділя, 5 жовтня 2014 р.

Contra spem spero

Це складний час. Складний фізично, розумово й емоційно. Складний через необхідність бути в трьох місцях одночасно і думати про сотню речей одразу. Складний, бо часто доводиться відчувати себе мурахою, який тягне за собою щось втричі більше і з першого погляду - непідйомне. Складний, бо не завжди бачиш кінцеву мету, не завжди відчуваєш підтримку тих, хто поруч. Не завжди знаходиш в очах близьких те, що шукаєш.

Я відчуваю атмосферу навколо мене розтягнутою пульсуючою сферою. З кожним днем вона ще більше розтягується, а різнокольорові прожилки якихось життєвих ситуацій все відчутніше пульсують. Навколо вибухають малі й великі конфлікти, люди випускають з себе роздратування й злість хвилями, наповнюючи й наповнюючи сферу, підвищуючи тиск всередині.

Стан загального цейтноту, хронічний недосип то від космічного об'єму роботи, то від бажання забити на все і просто відключитися від життя на кілька годин - це норма. Істерики друзів - це норма. Шалене бажання хоч на день усамітнитися водночас із не менш сильним бажанням спілкування з потрібними людьми - норма. Відшукування всередині нових і нових резервів для роботи - норма. Інколи здається, що висмоктала з самої себе вже все - і знову помиляюся. Ні, ще є. Прорвемося.

Найскладніше у всьому цьому - не образити. Не образити тих, хто у цьому самому цейтноті рве жили поруч з тобою. Того, хто просто трапився під гарячу руку. Того, хто вже кілька годин не розуміє, чого саме ти від нього хочеш. Того, хто не так подивися чи не те сказав. Того, хто нічого не сказав, а ти так хтіла почути. Того, хто сказав те, чого ти чути зовсім не хотіла. І так далі.

Інколи мені здається, що саме в цьому плані у мене залізні нерви. Бо я вже давно по-справжньому не психую. Просто глохну ввечері від тиші власного помешкання. І згадую колись давно прочитану книжку Дьяченків, жалкуючи, що не маю власного "зарядного пристрою". Доводиться виробляти енергію самостійно. Або позичати в тих друзів, які в той чи інший момент готові поділитися. 

Піднімаю повіки - занадто повільно...
На столі - шоколад, кава й сонний слухяний нетбук.
Прислухаюсь до себе - втомилась не сильно,
Годинки зо дві ще звучатиме клавішний стук.

І музика тихо з думками сплітається,
І хтось знов спитає про те, що і як,
І смайли без слів, і словами хтось грається,
А я відчуваю, як в грудях рахує "тік-так".

Заряд батареї повільно й невпинно з'їдається,
Нетбук підключу, а собі б де знайти такий дріт,
Щоб знову відчути, як серце ривком прокидається,
Щоб знову відчути життя як нестримний політ.

Я знаю, що скоро, я знаю, ще трошки лишилося,
Доповзу, ні, дійду, добіжу до нової мети.
Посміхнуся, зірвуся, злечу, разом з вітром розвіюся
І зберу в себе краплі такої рідкої тепер теплоти. 

 




четвер, 18 вересня 2014 р.

Полгода. Бартер с судьбой

То, что я в Киеве уже полгода, поняла с опозданием. Не поверите - по запаху. Запаху осенне-весенней прохлады, отрезвившему меня пару дней назад по дороге в универ. 2 сентября можно было отмечать "полгода переезду". 15 сентября - "полгода, как у меня появилась первая квартира". Съемная, но своя. 1 октября - "полгода поступлению в вуз мечты" и "полгода с момента подписания первого в жизни договора о приеме на работу". 

Я помню, как приехала "на тренинг", осталась "на чуть-чуть", я помню каждого, с кем виделась в первый месяц жизни в Киеве. Кого-то встречала только мельком, с кем-то проводила целые дни. Помню, как медленно приходило осознание, и как, сцепив зубы, принимала, быть может, свои самые важные в жизни решения - тоже помню. 

Как ни странно звучит, сегодня я могу сказать, что после всех этих событий моя жизнь стала какой-то до ужаса, до дрожи правильной. Правильной в каждом дне и ощущении. Ощущении себя - в своем городе, на своем месте, в кругу своих людей, в своем доме... Это странно, это даже немного страшно - понимать, что твоя реальность настолько не совпадает с реальностью тех, с кем тебя ассоциируют. "Вынужденные переселенцы" - это потребность в защите, поддержке и помощи. А мне, по Маслоу, пока только немного не хватает самореализации. Но я уже работаю в этом направлении.

Это такой личный-личный пост. Систематизация ощущений. Примерно раз в месяц я встречаюсь с такими же, как я - людьми, которые покинули свой дом. Когда мы встречаемся глазами, я часто вижу в них ту себя - девчонку с единственным чемоданом, стоящую на холодном ветру возле киевского вокзала. 

Я тогда не знала (но догадывалась :-) ), что чемодан - это фигня. И деньги, на заблокированных счетах ПриватБанка - тоже. Здесь я узнала, что у меня есть не чемодан и даже не вагон вещей, а несколько замечательных людей, которые умеют по-настоящему любить. И которые показали мне, что я не зря, не даром и не по глупости всегда верила в людей. Обжигалась, ошибалась, плакала, кололась, но продолжала грызть кактус :) И ни секунды не жалею об этом своем выборе.

И сегодня встречая таких же "потерянных", как я еще каких-то полгода назад, приятелей и знакомых (не люблю разбрасываться словом "друг" - оно для меня слишком много значит), я всегда останавливаюсь. Я пишу, звоню, ставлю "галочки" в голове (здесь у меня есть контакты, здесь у меня есть вещи, это я уже проходила, это мне недавно предлагали, но мне уже не надо...), делаю бессрочные "одолжения", которые не собираюсь возвращать, гуляю киевскими улочками, "пью кофе" часами и разговариваю обо всем, о чем спросят.

Я отдаю. Все, что было со мной за 20 лет жизни я считала и считаю (теперь уже более чем осознанно) - бартером с судьбой. Мне кажется, что какую-то часть от того, что получила сейчас, я оплатила давно, даже не задумываясь о последствиях. Но я уверена в том, что не хочу меняться и ждать выгоды, удачного момента, чуда... гадать, когда мне что-нибудь вернется, воздастся или отзовется. 

Я не знаю, даже представить боюсь, какие еще кардинальные перемены будут в моей жизни, когда еще меня встряхнет так, что все внутри перевернется. Я не хочу такого больше, мне кажется, я нашла себя и свою нишу, поймала попутный ветер и двигаюсь в правильном направлении. Только хочу сказать две вещи:

Друзья, спасибо. За все, за что вы знаете и за что даже не догадываетесь. Некоторые из вас говорят мне, что я какая-то сильно-сильно хорошая. Неправда. Просто вы у меня самые лучшие, а у меня выбора нет:)))

Все :-) - я могу не много. Может быть, совсем мало. Но если вам кажется, что я могу вам чем-то помочь и это должна быть именно я (вам больше не к кому обратиться, вы точно знаете, что у меня для этого есть ресурсы или навыки и т.д.) - пишите, звоните, не стесняйтесь. Я не обещаю помочь, но услышать и попытаться - обещаю. Я хочу, чтобы вы тоже верили в людей. Эту веру нельзя терять.








пʼятниця, 1 серпня 2014 р.

Злорадство и «добрые люди»

Мои друзья периодически кидают мне ссылки на опусы наших общих знакомых, бывших преподавателей или просто известных крымских персонажей. Иногда натыкаюсь на них сама, хотя многих давно удалила как минимум из подписки. Даже не потому что хотела что-то продемонстрировать – просто поберегла свою нервную систему. Когда каждый день читаешь о новых смертях на востоке, пробегать глазами фонтаны желчи с общим смыслом «так им, с**ам и надо!» уже просто невыносимо.

Помню, когда в ноябре все только начиналось, в голове то и дело мелькал вопрос «почему?» Я понимала многих. Тех, кто не верит – понимала. Тех, кто за деньги – понимала. Тех, кто из страха – понимала. Не понимала только тех, кто злорадствовал. Вот их понять не могла и не хотела, тогда это все было слишком свежим, лишком острым. Тогда ночами, свернувшись в кресле калачиком, смотрела трансляции с Майдана (в последние, самые страшные дни не смогла уже смотреть – только верить, что ужас закончится), а утром в универе слушала с понтом «рациональный подход» и конспирологические теории о смертях людей. И после таких ночей меня бесили не теории, нет. Меня бесило злорадство, которое читалось в каждом жесте и в каждом слове: «Смотрите, какой я умный! Я не ведусь на все эти мировые заговоры, я не пытаюсь ничего изменить, я сижу дома и гавкаю из будки в строго отведенное время на тех, на кого можно гавкать. И я живой, а эти идиоты там гибнут!»

Знаете, я не из-за российской власти в Крым не еду. Это – осознанное, переваренное, на уровне рацио. Я не еду и не ехала туда больше по другой причине. Меня убивает эта злая тухлая радость с резким запахом гнили, исходящим от ее носителей. Этот запах въедается не в одежду и в волосы, как дым. Он въедается в память, и ты помнишь о нем и бежишь от него, как от самой страшной угрозы собственной жизни.

Я не понимала этих людей ровно до тех пор, пока не переболело. Пока не стерлось из памяти отвращение. И я снова и снова возвращаюсь к ним мысленно с вопросом «почему», но ответ уже гораздо ближе. Я перестала думать об их человеческих качествах и способности к состраданию. Просто, в меру своих возможностей, глянула на их судьбу. На их жизнь. На то, что для них ценно. На то, что причиняет им боль.  Мне кажется, что разбираться в том, что с ними происходит сейчас – это удел психологов или священников. А может – и тех, и других.

Денис Казанский считает, что Путин разбудил в людях мразь. А мне кажется, что мразь в некоторых из нас разбудили гораздо раньше, ее в нас будят каждый день, но большинство в состоянии с ней бороться. А у тех людей нет защитных механизмов, и эта мразь пожирает их изнутри, лишая возможности искренне радоваться хоть чему-то, кроме чужого горя.

Сейчас мне очень хочется верить Булгакову. Этот отрывок всегда всплывает в голове, когда на глаза попадается очередной шедевр «языка вражды», а в памяти оживает тот самый сладковатый тошнотворный запах:

«- А теперь скажи мне, что это ты все время употребляешь слова "Добрые люди"? Ты всех, что ли, так называешь? 
- Всех, - ответил арестант, - злых людей нет на свете. 
- Впервые слышу об этом, - сказал Пилат, усмехнувшись, - но, может быть, я мало знаю жизнь! Можете дальнейшее не записывать, - обратился он к секретарю, хотя тот и так ничего не записывал, и продолжал говорить 
арестанту: - В какой-нибудь из греческих книг ты прочел об этом? 
- Нет, я своим умом дошел до этого. 
- И ты проповедуешь это? 
- Да. 
- А вот, например, кентурион Марк, его прозвали Крысобоем, - он - добрый? 
- Да, - ответил арестант, - он, правда, несчастливый человек. С тех пор как добрые люди изуродовали его, он стал жесток и черств. Интересно бы знать, кто его искалечил. 
- Охотно могу сообщить это, - отозвался Пилат, - ибо я был свидетелем этого. Добрые люди бросались на него, как собаки на медведя. Германцы вцепились ему в шею, в руки, в ноги. Пехотный манипул попал в мешок, и если бы не врубилась с фланга кавалерийская турма, а командовал ею я, - тебе, философ, не пришлось бы разговаривать с Крысобоем. Это было в бою при Идиставизо, в Долине Дев. 
- Если бы с ним поговорить, - вдруг мечтательно сказал арестант, - я уверен, что он резко изменился бы. 
- Я полагаю, - отозвался Пилат, - что мало радости ты доставил бы легату легиона, если бы вздумал разговаривать с кем-нибудь из его офицеров или солдат. Впрочем, этого и не случится, к общему счастью, и первый, кто об этом позаботится, буду я». 



И тогда я их понимаю…

пʼятниця, 25 липня 2014 р.

"Я верну тебе Крым"

С начала марта я живу в Киеве. С начала марта со мной говорят о Крыме. Нет, не так. С начала марта, узнав, что я крымчанка, меня спрашивают о Крыме. И иногда мне казалось, что люди, рассуждая о воде-свете-пенсиях и прочем, на самом деле спрашивали о другом. "Почему? - говорили их глаза. - А как же мы?!"  

Для части моих друзей потеря Крыма - это пощечина. Смесь обиды и возмущения, и очасти -желания дать сдачи восстановить справедливость. Для части - потерянный курорт, воспоминания юности и вообще, как у "Бумбокса": "А эти ночи в Крыму теперь кому?!" Но для многих крымский вопрос - вообще что-то типа проблемы голодающих детей Африки. Вроде проблема, вроде есть, но такая глобальная и далекая, что даже решать ее как-то стремно. Да и как ее решишь?

Зато сейчас, после первого шока, каждый уже переварил свою обиду, решил проблему с отпуском или продолжает вяло интересоваться "Африкой". Когда я говорю, что из Крыма, иногда ловлю себя на желании прикрыть глаза и заученной песенкой выдать короткие ответы на ТОП-10 вопросов крымчнам:
1. Семья там? 
2. Как ТАМ с водой?
3. А со светом?
4. Правда, что полки в супермаркетах пустые?
5. А пенсии подняли?
6. Ну а зарплаты?
7. Курортный сезон накрылся?
8. Ну и что люди думают?
9. Ну а большинство правда в Россию хотело?
10. Говорят, там сейчас крымских татар притесняют?

Сейчас в глазах нет того кричащего "почему?!" Там почти всегда - пустой, праздный интерес. И немного реваншизма. Ну мы же знали, что так будет. Что там все будет плохо. Ну если сейчас еще не всем плохо, то потом будет всем. Это ж по справедливости.

Ехала по трассе на Киев и увидела борд: "Нет Крыма? Зато есть мы!". Вчера играла у подруги на Дне рождения в фанты и вытянула бумажку с заданием "Вернуть Крым". Президент на инагурационной речи говорил про Крым. Уверена, очень скоро "вернуть Крым" пообещают коммунисты. Поставят это в своей программе где-то между повышением пенсий и проблемой русского языка. Или еще какой-нибудь социальной лабудой, на которой они всю жизнь выезжают. Они просто еще не поняли, как это круто и делает рейтинг.

А мне один очень-очень близкий человечек пишет в личку: "Смотрела на море и понимала, что все это вроде твое, а должна все оставить". И когда все уже давно оставила, понимаешь дну вещь. Знаете, друзья и знакомые... Не надо мне ТАК возвращать Крым. Вот ТАК - не надо. 

Любите его, помните его таким, каким знали - солнечным и приветливым. И особенно - любите в нем не землю, море и горы, а людей, которых вы там знали и знаете. Которыми дорожите. Тогда вы будете любить Крым так, как мы его любим. Тогда вы будете хотеть вернуть его так, как мы хотим. Потому что через несколько лет или месяцев освобожденный Крым будет уже совсем не таким, каким вы и мы его знали. И нам придется возвращать не Крым в Украину, а Украину в Крым. Такую, какой мы хотим ее там видеть.





понеділок, 23 червня 2014 р.

Крым: Ускорение свободного падения

Из Крыма уезжают студенты. Не массово. Не очень поспешно. В начале мая было всего полторы тысячи переведенных, думаю, еще столько же поедет поступать в магистратуру на материк. Скажете, мало? А я скажу - идеально. Лучше не придумаешь.

Я год пыталась въехать в особенности крымской студенческой жизни, понять ее сходства и отличия с жизнью за пределами полуострова. Я год пыталась выяснить у своих друзей и знакомых, какого черта они не мотаются по форумам-конференциям-тренингам и т.д. Я говорила. Я убеждала. Я постила сотни фоточек, восторженных комментариев, раскидывала анкеты на интересные по темам и спецализации мероприятия. И тем, что некоторых все-таки убедила, я горжусь больше, чем всеми личными достижениями в своей жизни.

Но их мало. Людей, которые чем-то интересовались. Людей, которые тратили 30-40 минут на заполнение анкеты и прочие особенности application. Людей, которых можно было по телефону выдернуть на встречу с интересным человеком, о которой ты узнала за полчаса до начала. Но они были.

Сегодня крымские студенты постепенно передислоцируются в другие города Украины. Вы можете со мной поспорить, но 90% из них - лучшие студенты крымских вузов. Не всегда по оценкам и даже знаниям. Но всегда по мотивации и стремлению к изменениям в своей жизни и жизни своей страны. Из Крыма уходят те, кому всегда там было тесно, но можно дышать. Оттуда не уезжают те, кому раньше дышалось легко и свободно. 

Поэтому студенты-крымчане будут с жадностью впитывать в себя особенности новой, свободной и полной возможностей жизни. И за эту жизнь свою страну они отблагодарят, уж поверьте. Потому что они, как никто, знают цену своей свободы.

В Крыму останутся те, для кого перешеек - граница не только территориальная, но и психологическая. Для кого пределы родного болота обозначают пределы зоны комфорта и БЕЗОПАСНОСТИ. Их всегда можно будет напугать чем угодно - хоть чупакаброй. И для того, чтобы разрушить все утолщающуюся стену, их рамки придется разрушать силой. 

Слишком долго их строили родители, школа и выши, в которых выход за рамки приравнивался к самоубийству. Нет, за него не осуждали. Просто после него сидеть на большинстве лекций становится убийственно скучно. 

Украине, после возвращения Крыма, придется отстраивать не только всю разрушенную "эффективными менеджерами" инфраструктуру. Ей придтся сделать гораздо большее - снова вырастить интеллектуальную элиту там, где от нее останутся одни осколки. Разруха в головах крымчан началась не вчера, но остановить ее до тех пор, пока не завершится свободное падение на самое дно цивилизации - невозможно. А потом нам всем придется ставить еще одну точку отсчета - и начинать с нуля.

пʼятниця, 20 червня 2014 р.

Потому что война: твоей родины и моей

Я презираю предателей и приспособленцев, которые резво перекрасились с приходом российских войск в Крым. Мне не о чем говорить с продажной биомассой, которая, если завтра над Совмином вновь зареет сине-желтый флаг, будет клясться и божиться, что их заставили, вынудили, запугали и вообще... Но есть же и те, кто позицию свою не менял. Кто любил Россию, молился на нее, считал своей Родиной (именно так, с большой буквы) и, возможно, даже планировал переезд в будущем.  

Есть у меня приятель, который учится на военной кафедре в Севастополе. Еще тогда, когда по сети гуляли видео нахимовцев, исполняющих украинский Гимн, я спросила его: 
- Ты присягу уже давал?
- Нет. 
- А будешь?
- Да. Знаешь, я об этом всегда мечтал. Быть русским офицером...

Он близкий, знакомый, не мифический "русофил" или "колорад". Он просто есть. Просто такой и всегда таким был. Мальчишка, который еще вчера был вписан в мою обычную студенческую жизнь, со всей ее мнимой глобальностью и почти детской безбашенностью. Сегодня похвастался формой. Формой российского военного. Страны, любых военизированных представителей которой на территории Украины я вполне обоснованно расцениваю как оккупантов и потенциальную угрозу. 

У него - "вечная память русским бойцам Одессы, Славянска и Краматорска". У меня - украинским военным, Нацгвардии, да сами знаете кому... Тем, о ком писала. Тем, кто охраняет наш сон. 

Самое странное и страшное, что я понимаю, что если ему прикажут стрелять - он будет стрелять. В того, в кого прикажут. И что понимание этого никогда уже не позволит мне смотреть на него теми, прежними глазами. Потому что война. Его родины и моей. 




субота, 14 червня 2014 р.

Нас убили, мама

Нас убили, мама. И убивают каждый день. Режут на мелкие кусочки заголовками новостей и сообщениями в соцсетях - взрывы, бомбы, упавшие самолеты и цифры, цифры, цифры. Вернее, не цифры - люди. Люди, которых уже не вернешь.

В нас планомерно убивают все человеческое, пытаясь подогнать под свои законы джунглей, вытачивают из нас то, чем мы прежде никогда не были: собранных, жестких, безжалостных, сильных и свято увереннных в своей правоте. Говорят, боль запоминается лучше всего. Иногда - на всю жизнь. Иногда - на жизнь нескольких поколений.

Вместе с болью нас научили многому и дали шанс на обновление всего народа, переформатирование государства. И вместе с болью в нас многое убили - веру в чью-то помощь, веру в то, что мы нужны кому-то, кроме нас самих, умение не делить людей по национальности и вероисповеданию, умение удивляться и быть открытыми миру, сопереживать, жалеть и видеть лучшее в других. 

Нас замыкают на себе, пытаясь вырастить глубинную, нутряную такую ненависть. И у них получается. Трудно справиться с собственными чувствами, когда утром узнаешь, что за ночь какие-то отморозки с российской техникой убили 49 человек, военных, которые защищали твой сон. Защищали тебя, меня и походы в кафе, в кино, фестивали, встречи с друзьями, свадьбы, роды, дни рождения и простую обычную жизнь. Поверьте, вы ни одному европейцу не объясните, как можно соскучиться по рутине. Как можно мечтать о том, чтобы в ленте новостей за день не было ни одной смерти. Высшее счастье - это когда там нет еще ни одного взрыва, похищения, перестрелки и наименований боевой техники и оружия. 

Проведите эксперимент - посадите хоть одного европейца в наше информационное поле на неделю. Только проследите, чтобы к нему был приставлен психолог - чтобы не свихнулся раньше конца эксперимента. Мы привыкали к этому постепенно. А у нормального человека может быть передозировка.

Нас убили, мама. И пусть друзья мне не рассказывают со страниц в Фейсбуке, как нужно стараться сдерживать в себе негатив и ненависть. Мы уже ненавидим. А скоро всей страной будем ненавидеть так, как умеют это делать только те, кто пережил по-настоящему сильную боль.

Только тогда брущатка и "коктейли" будут не в тихом Киеве под посольством РФ, и мы наконец-то выключим Киселева, перлы которого смакует вся страна. Тогда мы просто будем стоять до конца - каждый там, где он есть и может быть полезен. Каждый там, где он нужен больше всего. Вырастить мифического врага легко, но в этом мире нашелся один придурок, который пошел дальше. Он столько сил потратил на свое творение, что его враг стал до чертиков реальным. И опасным в своей прямоте и простоте настолько, насколько опасной может быть естественная жажда жизни. 



середа, 4 червня 2014 р.

Мама, помоги! или крымчане просят помощи у государства

Я уже третий месяц живу в Киеве. И уже третий месяц отвечаю на сообщения друзей с разными вопросами: от "Как ты устроилась? (Живешь, работаешь, учишься, где твоя семья и т.д. и т.п)" до "Тебе не нужны теплые вещи, еда, вода и т.д.?) Хорошо я устроилась. И мне ничего не нужно. Спасибо за это тем же друзьям и, наверное, Провидению или Господу Богу (кому как больше нравится).


Вот только все это время меня мучает один вопрос - откуда вся эта массовая истерия с крымскими переселенцами? Знаю, что в меня сейчас полетят камни и еще что-нибудь тяжелое, но я правда не совсем понимаю.


Давайте начистоту. Сейчас статистика ООН дает 10 тысяч вынужденных переселенцев из Крыма и востока (вместе). С момента "референдума" прошло  2,5 месяца. Понятно, что основной отток был в первый месяц оккупации, когда из Крыма бежали. А бежал (и бегут) кто?

а) активисты с проукраинской позицией;
б) военные, отказавшиеся предать присягу;
в) журналисты с проукраинской позицией (которые по совместительству чаще всего были еще и активистами);
г) семьи крымских татар.

Я не зря расположила эти группы в такой последовательности - по степени опасности для жизни и здоровья. Волна репрессий в Крыму наростает по вполне понятной логике - первыми под нее попадают самые активные, потом - те, кто говорят правду, потом - те, кто просто "не такие".

Будем считать, что из 10 тысяч переселенцев 4 тысячи - военные с семьями (округлила данные за 15 апреля), которые точно не бросались куда глаза глядят - их переводили во вполне конкретные части и города.

Через три дня после референдума насчитали уже 1288 переселенцев. Могу предположить, что это именно те люди, которые действительно бросили все и сбежали. Люди, которые сочли небезопасным для себя оставаться на оккупированной территории.

Через 2 месяца беженцев уже было 7000 (16 мая). Внимание! Через 2 месяца. 4000 из них, по всей видимости, военные и члены их семей, о которых отчитались еще в апреле. Еще 3000 - перечисленные мною активисты, журналисты и крымские татары. Но я искренне считаю, что чем позже человек переехал, тем больше времени у него было на подготовку. Какую подготовку? Самую элементарную.

1. Позвонить друзьям или родственникам в любой город Украины и уточнить, есть ли у них вохможность принять его (с/без семьи) на определенное время.
2. Поискать работу. Тем более, что на волне патриотического подъема некоторые компании даже открывали вакансии для крымчан.
3. Если собрался переезжать один - поискать работу с жильем (только вчера видела такую в одной из груп помощи переселенцам).
4. Если студент - позаботиться о переводе и общежитии.
5. Поднакопить сбережения (за 2 месяца это сделать реально) и проанализировать свои возможности (даже снимать квартиру можно в Ровно, а можно в Киеве - и это две большие разницы для бюджета).
6.  Позвонить на все горячие линии и уточнить, в каком городе еще имеются места для расселения (а не искать эти места по факту в городе, в который приехал "методом тыка", если, конечно, не нашел до этого работу).

А теперь еще один важный момент. Сколько людей стояло на митингах за единую Украину? А сколько людей такие митинги организовывало или были участниками Евромайдана? А сколько из них переехало? Почти все "засвеченые" евромайдановцы, достаточно журналистов. Думаю, что из общего количества это максимум 2000 человек на весь Крым, как раз те, кто бежали в первые дни и недели. И эти люди реально нуждаются во всякой посильной помощи, хотя я знаю среди них людей, кто уже устроился - учится, работает, живет... 

У меня нет вопросов к беженцам из зоны АТО - у них нет времени продумывать пути к отступлению. Но у меня есть вопрос к землякам: "Сколько можно ныть и ждать помощи от царя-батюшки (государства, волонтеров и т.д.)?" Никогда не думала, что это скажу, но... идите лучше работать, а еще лучше - прежде чем выезжать, включите мозг. Потому что если человек через 2 месяца после оккупации приехал в любой город Украины и сидит на вокзале, не зная, куда пойти - он не "вынужденный переселенец", он - идиот.   

Еще раз повторюсь, что все вышесказанное не касается тех, кто покинул Крым из соображений безопасности в сжатые сроки, а так же тех, кто сейчас покидает зону АТО. Но это касается "десятков тысяч вынужденных перселенцев", которые сразу по выезду требуют квартиру, денежную компенсацию и все социальные блага, как в Швеции. Мы не в Швеции. Это Украина. И именно сюда мы все бежали из оккупированного Крыма, но не для того, чтобы доить свою страну, а для того, чтобы достойно жить именно здесь. 

А для этого - хоть в Украине, хоть в Америке - надо работать, экономить и накапливать первичный капитал. Работы у нас предостаточно, так что давайте вспомним старика Людовика ХІV, который очень точно заметил: "Государство - это я!" Если государство это не ты, значит, ты перепутал государство.  






четвер, 13 березня 2014 р.

Почему я не боюсь

"А что либо...? - Либо Третья мировая..", - обгоняю молодую пару. Навстречу мужчина средних лет с телефоном наперевес: "Да не рассказывай ты мне про войну..." И таких разговоров - сотни тысяч. Украинцы говорят о войне в маршрутках и на улицах, в скверах и парках, дома на кухне и на диване, ругаясь с телевизором... Я не знаю, будет ли Третья мировая. Но я знаю, что живу в лучшей в мире стране...

...потому что сотни и тысячи людей уже сегодня готовы защищать Украину и делать все, чтобы ее сохранить.

Я не знаю, что происходит в голове у россиян. К сожалению или к счастью, у меня много знакомых в разных уголках мира, но с Россией меня связывает пара-тройка человек и родной отец, который "знает мою позицию и следит за мной в соцсетях". Но я знаю, что ваш президент ошибся, ребята. И не потому что украинцы не любят Россию. Нет, не поэтому. А потому что украинская власть - это не вся Украина. И даже не ее малая часть. Там ваши ребята договорятся. А вот с людьми - нет.

Уважаемые и не очень россияне, нам наплевать, какой национальности солдат другого государства, ступивший на нашу землю. Русский, француз, китаец - оккупант. Одно короткое слово, поднимающее из глубин сознания древнее, как мир, чувство ненависти. Не лезьте к нам, ребята. Не бывает хороших оккупантов. Не бывает приятной войны.

Украинцы не хотят войны. Украинцам не нужна Россия. Украинцы хотят тихо и спокойно строить свое государство в пределах своей территории. И ничего больше нам от вас, россиян, не надо. Хотя знаете, что самое смешное в этой ситуации? То, что вы даже повлиять ни на что не можете.

Крымчане выходят на митинги под дулами автоматов. Крымчане стоят с листочками А4 на площадях и выступают против войны там, где уже оккупация. Там, где ваши солдаты штурмуют украинские военные части. А вы даже в собственной стране не можете выйти, чтобы повлиять на собственную власть. И в этом виноваты не мы, украинцы. В этом виноваты вы сами. 

Мне кажется, хотя вам. конечно, виднее, что сейчас как раз тот момент, когда вы, а не мы, делаете исторический выбор. Помните, как в популярном диалоге: 

- Почему ты это сделал?
- Мне Вася сказал.
- А если он скажет тебе из окна выпрыгнуть?

Так вот, дорогие россияне. Не прыгайте из окон. Вася, он же Вова, вас там не поймает. И нифига у вас, я знаю, не получится...


субота, 8 березня 2014 р.

СРОЧНО! "Южный щит"!

Друзья! Активисты и просто небезразличные люди, готовые действовать или предлагать идеи! пишите мне в личку или в комменты, в каких инициативах вы уже принимаете участие или курируете, какие инициативы считаете нужными! Нам просто НЕОБХОДИМО знать, что уже существует и чего не хватает!!! СРОЧНО! И максимальный репост (никогда такого не писала...)
ВСЕМ кому не безразличен КРЫМ!!!
Дорогие друзья, общественные активисты, креативщики и прочие активные деятели-патриоты Украины. Сейчас бытуют очень разные мнения о судьбе Крыма - отойдет/не отойдет, защищать до последнего или "смириться"… Скажу вам так - не знаю как там будет, но четко знаю одно. Я себе никогда не прощу если буду понимать что лично не сделал всего от меня зависящего чтобы защитить часть своей земли.
По-этому я буду бороться! Вот как я вижу эту борьбу:
Нужно создать "Южный щит"!
А именно:
Сначала (с 10 по 15 марта) нужно провести короткую, но очень точную и концентрированную пиар-кампанию, направленную на дискредитацию идей сепаратизма и поддержку идеи единой Украины.
Для этого нам нужны:
- классный план пиар-кампании (господа грамотные социологи, маркетологи, политтехнологи, креативщики и т.д. - Микола КовальчукYuriy Kochevenko,Kateryna OdarchenkoОлександр СолонтайHennadiy MaksakAlexander RysOlga DukhnichEvgeniya MalykhOlha Halabala - отзовитесь);
- качественная агитационная продукция ("Не выбирай войну!", "Не отдавай наше будущее Путину!" и т.д.) - Андрій Щекун;
- скоординированная сеть активистов-агитаторов по Крыму и их слаженная работа. Enver ArpatlyYana Goryunova.
15-16 марта - нужна массированная и очень хорошо организованная туристическая поездка в Крым из 2000+ автомобилей в сопровождении ГАИ (погодка будет хорошая +6/+10) с четким распределением ролей.
Для этого:
- 2000 автомобилистов, готовых проехать 2000 км. за выходные;
- 8000 активистов, готовых потратить 3 дня и войти в историю, как участники уникальной операции гражданской обороны;
- сотни гостеприимных крымчан, готовых принять гостей со всей Украины на пару ночей;
- десяток координаторов в Крыму.

Все это более чем реально и безусловно существенно повлияет на судьбу Крыма и всей Украины. События последних 3-х месяцев четко показали что вместе мы можем куда больше чем может показаться на первый взгляд. Присоединяйтесь!
СЛАВА УКРАИНЕ!
п.с. Для справок - (099) 970-07-19 - Яна

неділя, 23 лютого 2014 р.

Фашизм в деталях. Одной лентой связаны

Мой город охватила коричневая чума. Да-да, та самая, о которой кричали с трибуны воспеватели партии власти. Люди всех возрастов ходят, гордо повязав на все возможные места и предметы одежды георгиевские ленты.

Пока их цепляли на себя все, кому не лень, в преддверии Дня победы, я молчала. Когда их лепили на открытки и прочую коммерческую лабуду – мне было все равно. Но когда по улицам моего города начали ходить гопники с гордо поднятой головой и полосатой ленточкой на предплечье – мне стало тошно.

И не потому что мой прадед явно воевал не за бухих отморозков, лузгающих семечки под подъездом. И уж тем более не за тех отморозков, которые метят себя такими лентами, чтобы не перебить и не перестрелять друг друга, нападая на мирных граждан. Нет. Этим людям георгиевские ленты как раз подходят – очень много предателей, воевавших на стороне Гитлера во времена Второй мировой войны, были кавалерами Ордена Святого Георгия, и носили эти ленты по праву. Так что история повторяется, друзья.

Но меня смущает другое. Меня смущает то, что вместе со всей этой «босотой» (цитата из видео ниже, я бы сказала – самоназвание), ленты на себя цепляют и другие люди. Люди, моральные качества которых, быть может, все-таки далеки от уровня «ниже плинтуса».

Я не люблю призывов, не считаю их нужными в такой ситуации. Но я уверена, что в наше стране очень мало людей, которые хотят быть хоть чем-то связаны с воинствующими алкашами, гопниками, криминальными авторитетами местного масштаба и прочими «антисоциальными элементами», которые сегодня пытаются присвоить себе чужую боевую славу. Мне не стыдно за них. Но мне стыдно за тех, кто, бездумно взяв на очередном перекрестке ленту позора, выразил молчаливую поддержку и солидарность разбою и насилию в нашей стране.

Вы готовы взять на себя ответственность за каждого забитого битами в Киеве, друзья? А за избитых людей в регионах? Вы готовы оправдать кастеты и ножи против безоружных людей? Вы сами готовы взять в руки биту, чтобы не на словах поддержать тех, с кем одной лентой связаны? Если нет, тогда, как в известном телешоу – снимите это немедленно. И извинитесь, хотя бы мысленно. Перед теми, кто уже пострадал.


середа, 19 лютого 2014 р.

Те, кто проходять сквозь Ад

Я не смотрю видео и трансляции из Киева. Почти не открываю фото из ленты новостей, только то, что попадается на глаза. В глазах рябит от новостей в Фейсбуке, ВКонтакте и на новостных сайтах. Периодически звонят активисты с какими-то новостями с местных, региональных, полей. На каждой фразе "Милиция применила...", "ГАИ остановили....", "Титушки собираются..." все еще замирает сердце, а мозг лихорадочно начинает перебирать возможных знакомых, друзей и очень близких людей на месте событий.

Я крымчанка, и у нас все тихо. Ну как - вчера к концу всего часового митинга стала свидетелем такой ситуации. Знакомый координатор: "Надо расходиться, мне звонили, сказали оттуда и оттуда (показывает рукой) подтягиваются титушки". В этот момент с одной из сторон движется группа мужчин (кстати, не молодежь). Мы напряженно наблюдаем за ними, обсуждая "они или нет?". Мужчины подходят к нескольким милиционерам, главный - здоровается с одним из них за руку. Мы переглядываемся и быстро расходимся малыми группами. Подтверждение получено. С другой стороны подтянулась еще одна группа. По информации на сегодня никого не тронули.


Сегодня днем звонил активист с машиной. У машины разито лобовое стекло. Для запланированной поездки на Киев придется искать другой трансопорт или срочно ремонтировать (подробностей не уточняла).

В Ялте собрался импровизированный митинг - примерно 50-60 человек выступили против насилия в Киеве, за отставку Януковича. Милиция охраняла, нападки толкьо словестные, пострадавших нет.

Но это все не так старшно и не так важно, как то, как реагируют люди на простое сообщение: 
"В Киеве начались бои. Не стычки и столкновения, а реальные бои. Стреляют боевыми патронами и с одной, и с другой стороны. Не знаю, как вы к этому относитесь. Но знать об этом вам необходимо! Поделись с друзьями. Расскажи соседям. Просто знайте, что в стране сейчас фактически началась война... В Киев ограничен въезд, метро не работает, люди пешком идут на Майдан.


Прямое видео: 

Знаете, я представить себе не могла, что на него можно ответить что-то вроде: "Ну и что? Я новости смотрю, в курсе. Не нагнетай". Не нагнетай. Не нагнетай - это значит, "не разрушай мою уверенность в личной безопасности". Кстати, 10, 20 и 30 погибших, больше тысячи раненых - это не война, это "локальное столкновение". Которое, собственно, не повод.... ну, вы поняли.

В общем, к сожалению, должна констатировать: в моем окружении достаточно много людей, которые могут спокойно реагировать на чужую смерть. Это объясняется:

а) неспособностью отличить блокбастер от прямого включения (хотя знаете, за какого-нибудь Нео из "Матрицы" они переживают больше);

б) разделением людей на категории по территориальному признаку, политическим пристрастиям, методам борьбы и прочему (в общем, майданутых не жалко, а беркутовцы погибли как герои! Правда, этим грешат и адекватные люди, меняя местами "заслуживающих" и "не заслуживающих" сострадания). 

в) тотальным равнодушием. Да, это так. Да, им правда пофиг. Да, они не понимают и не хотят понимать. И я не знаю, есть ли смысл вообще пытаться достучаться до таких людей. И есть ли там куда стучать...

Я не знаю, куда мы идем, потому что сейчас в Киеве люди защищают уже отвоеванные позиции, а не то, что будет дальше. "Дальше" наступит только тогда, когда украинский народ победит эту машину смерти.

"Если каждый начнет выражать свое мнение относительно этого, кто будет работать и учиться, лечить и раскрывать преступления, печь хлеб и доить коров? Все уйдут на Майдан и Антимайдан", - сказали мне вчера. Может, и уйдут. Но те, кто пройдет этот Ад и вернется, смогут построить такую страну, в которой учитсья и работать не бессмысленно, лечить будут так же самоотверженно, как пострадавших сейчас, а преступления будут раскрывать люди, имеющие кредит доверия от народа.

Потому что они не смогут по-другому. А те, кто смогут... И те, кто сейчас остаются равнодушными, будут вынуждены приспосабливаться к новой жизни. Что-то, а это они умеют делать лучше всего. 

Спасибо и низкий поклон всем, кто сейчас делает хоть что-нибудь для победы. Хоть самую малость. А тем, кто отдал за нее и из-за нее жизнь, пусть земля будет пухом. Не забудем. Не сдадимся.

http://zyalt.livejournal.com/1003501.html



субота, 25 січня 2014 р.

Оборона как симптом поражения

"Вот уже первая кровь в Донецке", - слышен за кадром голос какой-то женщины. Видео сегодняшней акции донецкого Евромайдана. 50 человек против 1000. Милиция рассматривает облака, кому-то разбили голову. В Симферополе уже неделю собрания активистов Евромайдана не проходят без сопровождения различных движений, более-менее известным из которых является коалиция крымских "русских". В Харькове сегодня: титушки, ультрасы, "неравнодушные граждане", - а шествие под конвоем милиции.

четвер, 16 січня 2014 р.

Доброе утро, моя приговоренная страна!

Как спалось? Как, опять не спала? Это ты, матушка, зря… Все-таки за окном – новый день без лозунгов, митингов, баррикад… Без призывов к борьбе в соцсетях и дотошных журналистов. Люди ходят строем, шепчутся на кухнях и вздрагивают от каждого шороха. Что – нет? Как это – нет? Ведь вчера же… вчера – исторический день! Сбылась мечта миллионов сознательных украинцев! Все прекратили, всех заткнули, сильно умных – запугали!

Или… нет?

Доброе утро, моя приговоренная страна! Страна, которая не ждет помощи и не просит о помиловании. Страна, в которой новые законы принимают, нарушая старые. Страна, в которой нормальная реакция на новый закон – массовое его нарушение. Нельзя писать – будем писать еще больше. Нельзя носить каску – наденем ее все, еще и сфотографируемся для пущей важности. Нельзя ездить в колонне больше 5 авто – соберем в колонну несколько десятков автомобилей.

Потому что мы все уже давно живем по другим законам. По законам чести, совести и справедливости. По законам взаимопомощи и человечности. По всем возможным заповедям и моральным нормам. Потому что мы все уже давно живем в другой стране.
И мы из нее не уйдем, не уедем, не сбежим. И свою страну не сдадим. Свое государство не сдадим. Нам некуда идти и некого бояться. Бога? Он с нами. Закона? Его нет. Силы? Она в людях.

Доброе утро, моя приговоренная страна! Прошла еще одна ночь, а ты все еще не на коленях. Спасибо тебе за это. И знай, что ты будешь жить до тех пор, пока здесь остается хоть один Человек. А Людей здесь гораздо больше, чем нечисти.


Доброе утро, моя приговоренная страна! Приговоренная к свободе и торжеству справедливости. Надеюсь, что нашим детям никогда не придется говорить нам: «Мама, я знаю, что это опасно. Но я не могу по-другому. Это моя страна».  

понеділок, 13 січня 2014 р.

Когда люди встречают людей

На этих выходных я открыла для себя новое понятие – «презумпция доверия». Знаете, что это такое? Это когда гопники штурмуют церковь, а ты сидишь внутри и полностью и безоговорочно доверяешь людям, которые держат оборону. Это когда ты стоишь на площади возле памятника, а вокруг мужчины твоей страны держат кольцо, взяв другу друга под руки, чтобы такие же гопники не порезали кого-то втихаря. Когда ты вечером ждешь такси, а ребята, которых ты впервые в жизни видишь, ждут его вместе с тобой. И тебе не страшно. Ты им доверяешь. Потому что это «наши», и они будут тебя защищать.

Я не знаю, что движет каждым из тех, кто приехал на Форум. Любопытство, желание перемен, желание сменить власть, прийти к власти, взорвать систему, стать гражданином ЕС или трансформировать страну. Но я знаю, что каждый из тех, кто приехал тогда в Харьков, смог в какой-то момент замолчать сам и дать высказаться другим. Знаю, что 97 делегатов смогли принять общую резолюцию, которую создавали рабочие группы из разных, иногда даже катастрофически разных людей, сидя за закрытой дверью в зданиях общественных организаций под угрозой нового штурма. А некоторые этому штурму действительно подверглись.

Мне понравилось, что на этом Форуме было много конструктива. Что люди из разных регионов, часто – из центральных и восточных, рассказывали о своем опыте. О том, что нужно не только выходить на улицы, но и заниматься развитием низовых инициатив, контролем власти на местах. Люди хотели сотрудничать и объединяться. Сегодня все хотят объединяться. Всем нужно чувство чужого плеча. Всем нужно ощущение, что ты не один.

Я рада, что Харьковская власть среагировала так, как среагировала – выгнанными на улицы бюджетниками с плакатами, отморозками с дымовухами, милицией, которая «не определилась» - защищает она нас или способствует титушкам… Потому что люди из Западных регионов ощутили, что такое резервация. Что такое даже не мирный протест – мирный обмен мнениями в условиях слежки, нападений и штурмов. У них такого нет. Здесь – было. А значит, им станет понятнее, в каких условиях приходится действовать людям с востока. И что им (нам) действительна нужна помощь.

Я рада, потому что выгнанные на улицы бюджетники, которые и не видели нас толком, но простояли чуть ли не весь световой день на улице в холоде – уже хотя бы отдаленно начинают понимать, против чего мы выступаем. Я рада, потому что власть сегодня работает для поддержания и развития Майдана лучше, чем любая команда нанятых пиарщиков – такое шоу за бабки не придумаешь!

А еще я рада, что все чаще встречаю Людей. Сильных духом, смелых и с верой в глазах. С верой в то, что мы сможем стать лучше, и в то, что с каждым днем людей, готовых подать руку помощи даже не другу – соседу, случайному прохожему – будет больше. А за каждым шагом одного будет чувствоваться поддержка других. Потому что вместе мы – сила. Сила доверия. И веры в людей.




субота, 4 січня 2014 р.

И все-таки она вертится!

Я надеюсь. Правда. Надеюсь и верю, что кто-то рядом, здесь, совсем близко, тоже думает, что бояться – стыдно. Стыдно и пошло. А боятся демонстративно – еще и глупо в придачу.

Я росла вместе с моей страной, но как-то не заметила, как мои ровесники, друзья и близкие мне люди заразились страхом. Обычным таким бытовым страхом: боялись двойки в школе, боялись опоздать домой, «прийти не по форме», сказать что-то не то, сделать что-то не так… А после, почему-то – объяснить свою позицию, доказать свою правоту, защитить свою оценку, получить право на выбор, изменить что-то в жизни и многое, многое другое.

Сегодня я смотрю по сторонам – и вижу людей, которых все везде устраивает. Ну, абсолютно все. Нахамили в маршрутке – ОК, заслужил. В столовке подсунули вчерашний салат – ладно, переживем. Поставили необъективную оценку – ну, что поделать…

Студент. Биолог. Химик. Философ. Журналист. Архитектор.
Какая разница?!
Человек. Гражданин. Личность.

Я не вижу смысла в митингах, если нас все устраивает. Но я не вижу и смысла в жизни, если нас все устраивает. Устраивать нас все будет в уютной коробочке 2*1 м из любого вида дерева. А до тех пор, мы должны не просто хотеть – мы должны испытывать жизненную необходимость сделать что-то лучше. Хоть чуть-чуть. 1. Сломано – починить. 2. Не работает – исправить. 3. Работает – следить, чтобы работало хорошо, либо повторить пункт 2.

И знаете, я тоже боюсь. Боюсь, что когда-нибудь я встану и скажу, что происходит несправедливость, а за спиной у меня будет гулкая тишина. Тишина, созданная молчанием тех, кто боится. Тех, кого тоже зацепила несправедливость. Им страшно не только выйти вперед – страшно даже поддержать вышедшего. Вот такой тишины я боюсь. Потому что тогда не кто-то победил, а мы все проиграли сами себе. И своей достойной жизни.

И пусть мне после одобрительно прошепчут что-то вроде: «Ты такая молодец, что сказала!» или «Ну ты же понимаешь, я  не хочу проблем…» да хватит уже проблем. Наша самая большая проблема – мы сами. И то, что нас съедает изнутри.

Но я надеюсь. И верю в то, что рядом есть не одно плечо свободного и смелого живого человека. «И все-таки она вертится», друзья! Нам ли с вами этого не знать…



середа, 1 січня 2014 р.

Огонь горит независимо от политических убеждений

Я смотрю видео с факельного шествия в честь Степана Бандеры. Я смотрю на горящие факелы и понимаю, что сама бы в подобном мероприятии участия не приняла. По двум причинам. Первая заключается в том, что Степан Бандера – не мой герой. Вторая – в том, что меня напрягает любое скопление людей с факелами.

Я рада, что участники акции показали высокий уровень самоорганизации. Я рада, что все действительно было мирно и спокойно (по словам моих друзей, которым я доверяю, и отсутствию истеричных заголовков СМИ). Я рада, что во время этого шествия не произошло хоть сколько-нибудь серьезной провокации, которая могла бы привести к ранению или гибели хотя бы одного человека. А такое могло произойти, несмотря на любую, даже безупречную самоорганизацию.

Что касается первой причины – повторюсь, Степан Бандера – действительно не мой герой. Точно так же, как не мои герои – Владимир Ленин, Иосиф Сталин, Мартин Лютер Кинг, Франклин Рузвельт, Виктор Ющенко, Виктор Янукович, Михаил Фрунзе, Александр Колчак, Екатерина Вторая и Наполеон. Я могу уважать или презирать любого из них. Я могу восхищаться ими или считать идиотами, которым власть в руки упала с небес. но я не буду спорить об этом до хрипоты и уж тем более - оскорблять тех, кто со мной несогласен. Я не так воспитана.

У меня другие герои. Например, мой прадед, советский солдат, который воевал за свою землю так, как он ее понимал. Он для меня – герой. Но я никогда, никогда не скажу своему другу, что его прадед – убийца и сволочь, если он понимал борьбу за свою землю по-другому. Потому что тогда все наши предки, участники любой войны – убийцы и сволочи. А все мы – даже не буду говорить, кто…

Мои герои – это те, кто сегодня творит историю. Те, кто стоит на главной площади страны и площадях других городов за идею и изменения, а еще больше те, кто старается сделать жизнь таких борцов хоть чуточку легче – горячим обедом, чаем, теплыми вещами и даже менее осязаемым – правозащитной деятельностью, встречами, планами и проектами, попытками выстроить линию поведения.

Я уважаю людей, у которых стойкие взгляды. Я уважаю тех, кто каждый год поздравляет ветеранов Красной Армии с победой, и тех, кто чтит память солдат ОУН-УПА. Я понимаю, что ветеран любой войны – человек, переживший страшное время. И об этом нужно помнить.

Именно поэтому сегодня, если бы я была в Киеве, я бы не присоединилась к факельному шествию в честь Степана Бандеры. Но я бы ни слова не сказала тем людям, которые сегодня это делали. Потому что это их право, их выбор и их самосознание. И их самосознание может быть ничуть не лучше и не хуже, чем самосознание людей, которые жгут флаги ЕС и чучела кого бы то ни было на площадях Симферополя. Огонь, он горит независимо от политических взглядов и убеждений тех, кто поджигает спичку. Главное, чтобы рядом всегда дежурила пожарная машина. Именно об этом всегда должны заботиться оппоненты. Тогда мы сможем жить не по-европейски или по-азиатски, по-американски или еще как-то – а просто по-человечески. Уважая чужое право на выбор.